S.T.A.L.K.E.R
Меню сайта
Из галереи
Наш опрос
Как мы ждем S.T.A.L.K.E.R. Clear Sky ?
Всего ответов: 2184
Реклама партнеров
S.T.A.L.K.E.R.(Jewel case)
Рассказы, повести, эссе. [137]
Стихи, поэмы, тексты песен [53]
Юмор [48]
Музыка, песни [7]

Главная » Принципы выживания
Принципы выживания
08:59
Глава 2

Мурый привел его в какую-то квартиру на окраине города. Квартира располагалась в большой серой многоэтажке и выходила окнами на пустырь, тянувшийся на несколько сотен метров до бетонной стены Беричевского транспортного завода. Мурый указал Сереге на разложенный диван в углу и пояснил.
- Это моя берлога, место уж больно удачное – незаметно не подберешься. Пересидеть нужно часов до шести вечера, в 18.45 последний автобус до Южкомбината. Выходим сразу после Горовки и идем полями, потому что дальше начнется шмон. Дорога ближе всего подходит к границе периметра.
Серега вытащил из валявшейся на столе пачки «Мальборо» сигарету, закурил, с наслаждением выпустил дым и поискал глазами пепельницу.
- Вон там, у ножки дивана, - подсказал Мурый, - И еще, деньги вперед.
Сергей вытащил из потайного кармана джинсов свернутые в рулончик доллары и отсчитав две бумажки, протянул их ему.
- Охраняют границу-то сильно? – спросил он, - как именно пройдем?
Мурый только отмахнулся.
- Есть деньги – нет проблемы, да и охрана тут не особая, в основном колючка да несколько блокпостов. Минные поля не в счет. За деньги можно пройти относительно безопасно. Вон там в холодильнике возьми пожрать чего ни будь, а я тут пока пошурую.
Есть Сереге не хотелось, только сейчас наконец его стало отпускать напряжение преследовавшее весь день, слегка подрагивали кончики пальцев и где-то в глубине словно некая струнка трепетала, вызывая неприятные ощущения страха. Убийство, бег, стрельба, снова бег, случайное знакомство и вот – в итоге путь в Зону Отчуждения, место о котором он только слышал самые страшные истории, место вокруг которого крутились самые странные городские слухи, место, где жизнь не стоит и гроша, но и место, где можно спрятаться и даже заработать.
- Падай и спи, - посоветовал Мурый, - Мне тут еще нужно в одно место сходить.
Заметив недоверие в Серегиных глазах, осклабился и добавил.
- Да не бойся, я тебе за шмотками, переодеваться будешь сразу за колючкой. Хотел бы сдать – сдал бы на месте. Вырубил бы как тех ментов. Давай бабки, баксов пятьсот нужно… в рюкзак не лазь, а то рванет.
Леха забрал деньги и ушел. Сергей еще некоторое время послонялся по однокомнатной, а потом, как-то незаметно все же уснул на диване. По-видимому сказалось напряжение последних двух дней. ему ничего не снилось, какие-то облака клубящегося мрака, сон – как падение в бездонную пропасть, тяжелый, липкий и пугающий. Серега резко вскинулся на диване, просыпаясь от шороха и тут же прозвучал голос.
- Да не дергайся. Я это…
За окнами уже смеркалось, Мурый сидел за столом и выкладывал на него вещи из большой хозяйственной сумки.
- Через минут десять-пятнадцать пойдем. Вот твой сидор, кидай в него, что есть…
Сергей развернул в руках длинный плащ из прорезиненной ткани, не первой новизны, кое-где заметно потертый, с капюшоном полностью закрывающим лицо. Потом повертел небольшую респираторную маску со сменными фильтрами.
- Она не всегда тебе будет нужна, разве что «пятно» никак не обойти… - сказал Мурый, - Уже пора. ПК я покажу как пользоваться уже там. Собирай манатки.
Сергей побросал вещи в старый заплечный мешок армейского образца и они покинули квартиру.
Спустя полчаса они уже тряслись в набитом до отказа старом желтом автобусе. Дорога была вконец раздолбанной, «пазик» подбрасывало на каждой рытвине. Сергей вконец извелся в жаркой, орущей людской толчее. Галдящие старухи, способные придавить не слабее здорового мужика, пьяные матерящиеся работяги и еще непонятно кто. По ногам постоянно била чья-то сумка с какими-то железяками, сзади жарко дышал перегаром какой-то хмырь и Сергею показалось, что он вскоре сойдет с ума. Через некоторое время Мурый толкнул его в плечо и кивнул в сторону выхода. Они вскинули свои рюкзаки перед собой и, раздвигая ими людей, начали пробираться к дверям.
- Куда прешь?! – взвизгнула гнусаво какая-то бабка с изрытым оспинами лицом, - все ноги отдавил…
- Да пошла ты! – огрызнулся Серега. И оказавшись на остановке, с удовольствием вдохнул вечерний воздух.
-Давай-давай, не время сидеть, тут еще и патрули ездят, - поторопил его Леха, закидывая рюкзак на спину, - Нам прямо.
Они зашагали через поле, увязая в распаханной земле, вокруг стояла полнейшая тишина, лишь на оставшейся позади дороге время от времени мелькали огни машин и доносился приглушенный расстоянием звук мотора. Небо было необыкновенно чистое, на его темно-лиловом бархате уже начали проявляться яркие россыпи звезд и не верилось, что где-то там остался шумный город, суета, милиция, Наташка и убитый им Гарик. Наташка. Как это ни казалось странно, но сейчас она словно осталась для него по ту сторону какой-то незримой черты и уже не вызывала тоски, не особенно хотелось ее и видеть и не особенно было интересно как она себя чувствует. Решила налево – так пусть валит куда хочет. Тем более из-за нее ведь все началось. Сучка.
Далеко на горизонте слева время от времени вспыхивал огонь, мерцал свет – это жил ночной жизнью Южный комбинат, справа примерно на таком же расстоянии горела целая горсть огоньков – Горовка, самый дальний поселок Беричева. Впереди же понемногу вырастала темная угловато-ломаная полоса леса.
- Нам туда? – ткнул в ту сторону пальцем Сергей.
- Ага, - отозвался Леха, - там есть человечек. Который проведет нас как надо..
До леса оставалось несколько сотен метров, когда на пути выросла колючая проволока в несколько рядов, с прикрепленной табличкой «Внимание!Запретная территория!»
- Можешь поздороваться. – хмыкнул Леха. – Вот она, зона родимая.
Он сел на землю и вытащил ПК. Его пальцы защелкали по клавишам.
- Я написал, что на месте, сейчас нас встретят. Но все равно, мало ли что… Так что можешь ствол доставать.
Сергей вытащил ТТМ, снял с предохранителя и поежился.
- Монстры?
- Какие нахрен монстры? – буркнул Мурый, - Если солдатики кому-то проболтались или просто левый патруль будет… Запомни, зеленый, это Зона. Тут нет закономерностей, и всегда что-то меняется. Закурим?
Они вытащили сигареты и сидели некоторое время, пуская дым под ноги и пряча сигареты в ладонях, так, чтобы не было видно огоньки. Серега чувствовал себя как-то растерянно. Ему казалось, что едва он окажется на границе Зоны, тут же придется от кого-то отстреливаться, полезут твари, но ничего подобного не было. Там, за колючкой, была такая же ночь. Стояла такая же тишина.
- Держи! - Леха протянул ему почти такой же ПК, как у него самого. – На него рассчитывай в первую очередь. Это не научный образец, а немного переделанный нашими кустарями. Короче, тут к нему еще и встроенный детектор аномалий и счетчик Гейгера. Реагирует на мутагенные формы жизни и на радиоактивность – тварюку какую засечет. А вот человека вряд ли… если б научный достать – да дорогие больно, падлы.. Включай!
Серега прижал пальцем крохотную клавишу, и экран осветился зеленым. Было очень похоже на географическую карту, в центре экрана горел белый огонек.
- Это мы, - принялся водить пальцем Мурый. – датчики берут примерно на метров триста в любую сторону и отображают местность. Все точки будешь вводить сам. Если тебе повезет и не сдохнешь сразу, то, возможно, тебе повезет еще больше и ты прибьешься к кому ни будь. Тогда сможешь подключиться к сети и обмениваться инфой с другими. Если кто-то захочет ей с тобой делиться. Красные точки – живые существа.
Серега вздрогнул и ткнул пальцем.
- Это кто? Две точки на север от нас. Метров двести.
- Около двухсот пятидесяти, -поправил Леха. – Да хрен его знает. Может псина какая ни будь гуляет. Бродягам тут делать нечего, пусто. Дальше, аномалии будут обозначены желтым. Советую от себя, почаще по сторонам смотри. Некоторые не ловятся никакими датчиками. Последнее правило – не знаешь что перед тобой, стреляй, а потом рассматривай. Непонятное явление – ну там, воздух светится или звук какой-то, или там мерцание – бросай железо. В смысле гайки или болты – самый надежный способ проверить аномалию. Правда у меня мало – так что дать тебе не могу. Забыл взять просто сегодня.
Серега помолчал, переваривая услышанное.
- А куда мы потом пойдем?
Леха так удивился, что даже повернулся к нему, оторвавшись от безустанного вглядывания в темноту.
- Мы? – Он покачал головой и хмыкнул, - Нет, не мы, а ты. У меня свой путь, он для меня одного и точка. Я взял бабки за то, что проведу тебя в Зону и я проведу. А за периметром наши дороги расходятся.
Сергей ошарашено посмотрел на него.
- Но я вообще не ориентируюсь тут. Куда хоть идти надо?
- Иди на восток, к завтрашнему полудню выйдешь на шоссе, сунь по нему. Будет пара деревень, они пустые и боятся некого. Но все равно не высовывайся особо. Если все сделаешь правильно, то через денек выйдешь на Свалку. Ее ты узнаешь. Там и смотри что к чему – место посещаемое. Найдешь какие ни будь артефакты – бери, потом загонишь.
Перспектива идти в неизвестность одному Серегу совершенно не радовала. Но похоже иного пути не было. Ладно, решил он про себя, по крайней мере там всем наплевать на мое прошлое, а в городе просто посадят за мокруху. Чуть оботрусь, а там видно будет.
- Как хоть выглядят-то они, артефакты эти?
- А по-разному, но всегда все проверяй на радиацию, а то своим детишкам будущим уже сейчас можешь рукой махнуть. – Мурый ехидно посмотрел на него и добавил, - У тебя детей-то нет?
Ответить Серега не успел. ПДА тревожно пиликнул и на экране появилась стремительно приближающаяся красная точка.
- Ложись, дурень! – зашипел Леха, увлекая парня в траву, - Да выруби датчик, тормоз, они ж тоже тебя видят.
Минуту спустя долетел звук мотора, мелькнули лучи фар и показалась машина. Мощный форсированный двигатель взревывал на ухабах, прожектор на крыше описывал кривые, выхватывая лучом окрестности. Когда машина подъехала ближе, Серега рассмотрел что это российский «Ходок-2» мощный армейский транспорт, как поговаривали, слизанный русскими с американского «Ровера». Тускло поблескивали короткие толстые рыла спаренного пулемета в небольшой вращающейся башенке в кузове. Транспорт остановился почти напротив них, но Мурый не спешил подниматься из травы, прижимая рукой Сергея. Водитель приглушил двигатель, но не выключил, оставив работать на малых оборотах. Тихо прожужжало опускаемое стекло и послышался голос.
- Мурый, это я, Липень!
- Порядок, - сказал Леха и выпрямился во весь рост. – Я тут, давай тропу.
Из машины выпрыгнуло двое солдат в форме с российскими знаками различия, один тут же отпрыгнул в темноту со света, выставив перед собой винтовку, а второй вытащил из кармана маленький пульт и щелкнул что-то.
- давайте в темпе. У вас тридцать секунд.
Только сейчас Серегу осенило.
- Так она, что, под напряжением?
- А ты думал так, для понту висит? – хохотнул Мурый. – еще повезло, что здесь, на этом участке только колючка, ни тебе блокпостов, ни барьеров. Скажи спасибо Зоне, что сюда не лезет.
Он лег на живот, вытащил из-за пояса веревку и, ловко обмотав ей две нижних струны, стянул их вместе. В образовавшийся проем бросил мешок и быстро пополз на ту сторону.
- Шевелись, блин, - бросил он Сереге.
Оказавшись по ту сторону колючей проволоки, Сергея вдруг пробило непонятное ощущение. Словно фантомная боль в утраченной конечности. Как будто там, на той стороне, он оставил все, к чему привык с детства, теперь он стряхивал с себя воспоминания о близких, учебе, знакомых. Стряхивал как собака стряхивает с себя воду во время дождя или как змея выползает из старой кожи. Прошивало немного пугающее, но тем не менее интересное и непривычное ощущение свободы. Он осознавал, что тут можно погибнуть и никого не будет интересовать даже твое имя, осознавал, что жизнь тут не стоит и копейки. Но вместе с тем он знал, что имеет право пристрелить любую сволочь, которая посмеет не так на него посмотреть. Он привыкал к незнакомой пугающей силе, которую ему давало оружие.
Он вдруг посмотрел на все по-новому. Словно стал за долю секунды фигурой на совершенно новой игральной доске, где окружающие мгновенно с ним уравнялись в правах. Мурый передал доллары солдату и тот, покопавшись в кузове «ходока», вытащил миноискатель.
- Идите за мной, шаг в шаг. – предупредил он, - Иначе взлетите на воздух.
- Да что я в первый раз иду? – покосился на него Леха.
- Я для молодого говорю, - ответил солдат, - Да и то, если посмотреть, ты и сам еще…
- Все-все, понял. – поспешил замять разговор Мурый, - Мы идем. Серега, смотри под ноги, наступай только в мои следы и никак иначе.
Они двинулись цепочкой, выдерживая дистанцию в метр. Наверное, со стороны это выглядело смешно. Шаг, остановка, поворот влево-вправо, снова шаг, остановка. Миноискатель трещал безостановочно. Видимо, мин тут была уйма.
- Черт! – ругнулся Липень. – После последнего выброса, на «тройке» половину поля перенесло хрен знает куда, и ни одна не разорвалась, пока разобрались. В себя пришли – шестерых как не бывало. И сюда по ходу докатилось. Я ж их, сучек, сам устанавливал – теперь их то вообще нет, то грудой лежат.
- Ты веди-веди, не отвлекайся. – попросил его Мурый, - Сам знаешь. После каждого выброса черт знает что происходит. К вам твари не лезли?
Солдат вслушивался в треск в наушниках, ответил не сразу.
- Да нет, у нас их почти что и нет. Кабанов пару хлопнули, да псину настреляли. Слышал на «втором» кровососа прибили. Да врут наверное. Чего ему у нас делать? Вот на севере – там хана. Твари прут что ни день…
Серега некоторое время молчал, стараясь наступать только в следы, оставленные ботинками Мурого, потом поинтересовался.
- Что за выброс?
- Слышь, Мурый, да где ж ты его такого выкопал? – солдатик даже обернулся, -Вообще не рубит ни хрена…
- Хер его знает, что такое выброс. – пробормотал Мурый, - то ли взрыв на ЧАЭС, то ли еще чего-то. Только во время выброса, если не закопаться поглубже, подохнешь, фонит так, что даже кабаны дохнут. А потом начинается… Твари появляются новые, лезут, сучары, из каждой щели, аномалии с места на место переползают. И случается эта хрень как правило еженедельно, иногда дней десять бывает проходит.
Внезапно справа что-то хрустнуло, зашуршало.
- Стоять! – рявкнул Липень, Серега так и замер с поднятой ногой, опустил на лицо ноктовизорные очки и от бедра выпустил короткую очередь в темноту. Там на миг раздался тоскливый вой, и послышался удаляющийся топот.
- Берет, гопа! – крикнул солдат, обернувшись к машине. Там сухо хлопнул винтовочный выстрел и топот лап утих. – Что там?
- Слепыш паршивый! – крикнул второй солдат. – Пес подраненный.
Их путь продолжался еще минут десять, за которые они преодолели метров пятьдесят, после чего Липень остановился.
- Все, минную полосу миновали, дальше как обычно. На юг не суйся. Там натовские территорию чистят.
Мурый мельком посмотрел на него и в очередной раз ухмыльнулся.
- Да знаю я, с ними, как с вами, не договоришься…
Липень развернулся на месте и двинулся в обратный путь, двигаясь параллельно тому пути, по которому шли минуту назад.
- В Зоне нельзя возвращаться по своим следам. – сказал Леха, заметив взгляд Сергея. – Примета такая. И прощаться нельзя. Запомни, если жить хочешь. Одевайся давай, теперь все – началось.
Он уже сам рылся в рюкзаке, натягивая на себя легкий бронежилет, поверх мешковатого комбинезона, повесил на шею легкий респиратор, и теперь присоединял к автомату металлический приклад. Сергей присмотрелся. «Хеклер и Кох». Надежная машинка еще с прошлого века. Сергей завернулся в плащ и сунул пистолет за ремень джинсов, респиратор оставил болтаться на ремешке на груди. ПДА сунул в нагрудный карман, который застегивался на две кнопки. Потерять его никак нельзя. Вторая обойма и сигареты уместились во втором кармане и теперь в мешке остались только три банки консервов и пластиковая бутылка воды. ПДА тихо пискнул, указав на наличие рядом Мурого.
- Все, зеленый, бывай. – услышал он голос Лехи, обернулся и оторопело уставился на ствол автомата, направленный в лицо.
- Ты чего?- пробормотал Серега.
- Да ничего, - осклабился тот, - Просто я не хочу повернуться к тебе спиной и словить пуля в башку. Сейчас положи клешни на голову, и иди вперед, вниз по оврагу. Дернешься, завалю!
Вот сука, подумал Сергей, сам же привел. Знает, что не могу и шагу ступить, а уже целится. Или все такие? Может хочет барахло обратно забрать? Он медленно шагал по склону, чуть скользя на влажной траве, спускаясь на дно оврага, где журчал маленький ручеек. Мурый присел наверху, приникнув к прицелу, дергаться явно не имело смысла. Может прыгнуть куда, пронеслось в голове, так куда же? Ни ложбины никакой, ни ямы, а побегу – пристрелит. Он сделал еще несколько шагов, потом медленно повернулся на всякий случай держа руки широко разведенными в стороны. Мурого не было видно. Серега вытащил ПДА. Кроме него самого, никого не было ближе пары сотен метров, там перемещалась одинокая точка. Бесцельно, из стороны в сторону. Животина какая ни будь, подумал Сергей, проверять один хрен, не полезу. Видимо, Мурый уже рвал когти с выключенным датчиком в неизвестном направлении. Ну да и черт с ним. Серега понял что вот теперь он точно остался один. Что ж, в любом случае нужно вылезать отсюда. Сергей вскарабкался по склону, цепляясь за траву и загребая ногами грязь. Выпрямился и стоял так несколько минут, всматриваясь в ночь. Где-то далеко ухнула какая-то птица. Или не птица, кто знает? Вспомнив слова Мурого, достал ПДА и определил направление на восток. «Ну, поглядим, сколько будет длиться бал…» откуда-то всплыла в голове строчка. Серега сплюнул и двинулся вперед.

Под ногами сочно хрустела высокая трава, слышалось стрекотание кузнечиков и трудно было поверить, что уже все, вот, вокруг Зона, что в силу вступает закон сильнейших. Сергей медленно двигался, постоянно посматривая на ПДА и лихорадочно перерывая в памяти все, что он слышал ранее о Зоне. Что делать если на пути окажется местность с сильным радиоактивным фоном ли повстречается какая ни будь крупная тварь? Хотя по слухам тут есть и мелкие существа, которые стократ опаснее крупных. В одной передаче он как-то видел журналистский материал о Зоне. Группа из пяти украинских, двух русских и нескольких американцев самостоятельно отправилась в Зону для снятия материала. Позже только Серега подумал, сколько же они отвалили денег чиновникам и военным за получение санкции на ведение съемки, в передаче мельком упоминалось что-то об охране – но итог был печален. Вернулся один помутившийся рассудком американец, весь заросший, оборванный, бормочущий под нос обрывки несвязных фраз. Его нашли у периметра украинские патрули, издалека едва не принявшие его за зомби и чуть не подстрелившие сгоряча. Сергей запомнил его дикие навыкате глаза, дрожащие руки и голос за кадром.
- Джозеф Ньюмен – единственный оставшийся в живых от группы журналистов, ведущих видеосъемки в Зоне Чернобыльского феномена. Видны признаки сильнейшего нервного потрясения, негативно повлиявшего на логическое восприятие окружающей действительности. Когда его обнаружили, кассета с отснятым видеоматериалом была прихвачена к его туловищу полосой клейкой ленты, в руках Джозеф держал разбитый объектив от видеокамеры и при приближении солдат-миротворцев, все время направлял его в их сторону, подобно винтовке, и выкрикивая что-то вроде «Стоять, твари, застрелю!». Журналист был транспортирован в ближайший лазарет, где ему была оказана…
В короткометражном смонтированном фильме, неделю спустя показанном по телевидению, множество кадров наверняка было вырезано, но хватило и того, что было. Журналисты снимали мутировавших тварей, описывая их свойства и повадки, природные аномалии. Судя по всему они наняли какого-то проводника уже в Зоне, так как показывали его только со спины, стараясь держать такой ракурс, чтобы лицо не попало в кадр. Видимо, сталкер погиб одним из первых – так как потом пошли упоминания о смерти одного журналиста за другим, кадры из спокойной съемки превратились в сумасшедшее мельтешение темных и светлых пятен, с изредка возникающими силуэтами, с непонятными шумами, рычанием, криками на русском и английском, выстрелами. В итоге передачи была подборка материалов о наиболее распространенных видах монстров и аномалиях, встречающихся в Зоне. Девять человек за короткий получасовой фильм заплатили своими жизнями, а один рассудком. Теперь Сергею подумалось, что Зона напоминает чем-то паутину, сплетенную где ни будь в темном углу сарая. Вязкая, страшная, гнетущая, и хоть паука пока не видно, но какое-то чувство не дает покоя, и ты знаешь, что он здесь. И еще небо. Оно было не таким, к которому Сергей с детства привык. Конечно он слышал, что в Зоне часто бывают самые разнообразные явления – от затмений до комет. Но одно дело обо всем этом слышать – и другое наблюдать. Созвездия словно горсть зерен рассыпанных на столе – то и дело их словно смешивает рука ненормального, звезды пропадают и появляются, складываясь в совершенно новые узоры, выстраиваясь цепочками, мерцают как глаза неведомых существ. Где-то вдалеке раздался тонкий жалобный вой, длившийся пару секунд, а потом резко оборвавшийся. Сергей, и без того пугавшийся каждого шороха, присел выдергивая пистолет из кармана и посмотрел на датчик. На западе мерцали две красных точки. Одна на глазах медленно угасла, вторая осталась. Ясно, кто-то кого-то сожрал. Оставаться на открытом месте нельзя, любая сволота учует и не спрятаться нигде. Тогда он посмотрел в сторону маленького лесочка на расстоянии нескольких сот метров. Может переждать ночь на дереве?
Сергей пошел в ту сторону, увязая в сырой земле. Здесь судя по всему когда-то была пашня и местами земля так и не затвердела. Ноги в туфлях то и дело проваливались по щиколотку. Он нес пистолет в руке, поминутно оглядываясь по сторонам на каждый звук или почудившееся движение. Внезапно ПДА отозвался каким-то новым двойным сигналом, Сергей поднес его к глазам и увидел что впереди метрах в сорока, чуть не доходя до леса, отображена какая-то странная желтоватая полоска, чем-то схожая с сороконожкой. Спустя секунду в углу экрана появился значок радиационной активности и высветилась надпись. «Внимание, опасный уровень радиации. Площадь пятна – 170 м.кв.» Вот и первое «пятно», подумал Серега, придется обходить. Он успел пройти еще несколько десятков метров, когда ПДА звякнул снова. Серега на ходу взглянул и тут же по спине ледяной лапкой провел страх. На экране высветились три красных точки приближавшиеся с запада. Кто-то его преследовал. Сергей сорвался с места, досылая патрон в ствол. Трезво рассудил, что сейчас для него спасение – это крона какого ни будь дерева, на равнине просто окружат и задавят количеством. Кто же там, слепые собаки? Кабаны? Оставалось только молиться, чтобы не влететь в какую ни будь аномалию или не переломать себе ноги, споткнувшись. До ближайших деревьев оставалось не более двадцати шагов, когда ПДА показал еще четыре точки. Гораздо ближе и эти двигались слева. Прямо через радиоактивное пятно. Сергей с оглушительным хрустом вломился в низкий кустарник и метнувшись к ближайшему клену, схватился за низкие ветви. Рывком бросил тело вверх, подтянулся, сел на ветку повыше, и тут же о ствол несколькими метрами ниже что-то с налету ударило, зарычало, царапая когтями кору. Сергей бросил ТТМ в карман и перебрался еще выше, а под деревом вовсю мелькали алые угольки глаз. Собаки. Ну, на дерево они явно не заберутся. Осталось позаботиться о том, чтобы не свалиться ненароком. Сергей вынул поясной ремень и, застегнув на самую дальнюю дырочку, пристегнул себя к ветви, на которой сидел. Чуть повозившись, подложил под себя заплечный мешок и устроился с относительным комфортом. Псы под деревом время от времени взрыкивали, задирая вверх морды, иногда бросаясь передними лапами на ствол дерева, а затем разошлись полукругом и уселись вокруг. Судя по всему решив просто ждать, пока жертва сама не спустится. Сергей с удовольствием закурил и уставился в ночное небо. Ему понравилось, что он в последний миг сумел разминуться с опасностью и теперь он ощущал что-то похожее на самоудовлетворение. Приятно было сознавать, что ты лежишь на дереве, куришь не спеша, а парой метров ниже сидит стая тварей, хотящих твоей крови. Ночь была теплой, постепенно сказывалась усталость и через некоторое время, не смотря на давящие спину ветки, Сергей заснул.
Проснулся он около семи утра. Резко раскрыв глаза, взметнулся на ветке, и. едва не свалился, если бы не ремень. Вокруг было совсем светло, деревья тихо шумели на ветру листьями, а между стволов еще виднелись остатки утреннего тумана. Сергей размял затекшие плечи и посмотрел вниз. Собак видно не было, вся земля под деревом изрыта лапами, усеяна крупными следами, кора подрана. Неужели ушли? Вообще он слышал, что слепые псы – твари чрезвычайно настырные и отделаться от них не всегда легко выходит. Или слухи оказались неправдивыми или их кто-то спугнул. ПДА не фиксировал поблизости никаких крупных живых объектов. Что ж, пора слазить. Сергей стараясь не обращать внимания на голодные спазмы в животе, выкурил сигарету и медленно начал спуск. На самых нижних ветвях, задержался, вслушиваясь в тишину. Вроде и в самом деле никого. Спрыгнул на землю, бросил за спину мешок и сверившись с компасом, настроил на локальной карте маршрут.
Окрестности поражали своей мертвящей пустотой, серая, пустая земля, на которой безжизненными остовами затихли призраки из той, старой жизни, которая когда-то била ключом в этих краях. Зачастую попадались странные деревья, с покрытой какими-то буграми и коростой стволами, жутко перекрученные и нелепые. Трава и кустарник захватили землю и покрыла ее густым слоем жухлых стеблей ковыля. Идеальная сцена к фильму «Последний человек на земле» - казалось, что эти места сами по себе отвергает присутствие человека, трава, шепот ветра, тянущего унылую песню в ржавых остовах комбайнов, вышедших когда-то в поле на очередную ниву, да так и брошенных, когда накрыло. Иногда попадались странные груды металлолома, искореженные настолько, что уже становилось невозможно понять, чем это было раньше… Спустя второй час пути ему попался скелет. Хотя скелет – это пожалуй слишком громко сказано. Груда костей в истерзанном комбинезоне, грудная клетка раздавлена, на черепе следы зубов. Сергей провел пальцем по глубоким бороздам, оставленным каким-то мутантом. М-да, ничего себе клыки, скелет вроде бы довольно старый, хотя черт его знает, Сергей не археолог, чтобы в этом разбираться. Располосованный когтями рюкзак валялся рядом, видимо там была какая-то еда. Сергей никогда не страдал излишней брезгливостью. Поэтому спокойно отпихнул останки неизвестного бедолаги в сторону и принялся изучать содержимое рюкзака и карманов комбеза. Покрутил в пальцах и отбросил в сторону размокший от дождей медпакет, лежавший внутри бинт был перепачкан грязью и с хрустом рассыпались осколки пластиковых игло-ампул. Ничего полезного. Смятые банки из-под консервов. Наверняка тварь растоптала какая-то, выглядят так, словно по ним молотком прошлись. Респираторная маска, разбитая, а жаль – модель более новая, чем та, что у него. Радиостанция, Сергей поднял, встряхнул, слышно было как внутри что-то перекатывается. Несколько батареек. Армейский раскладной нож в пластиковом чехле. Вот это уже хорошо, а то своим китайским пока разрежешь чего ни будь, семь потов сойдет. Ножик немецкий – видимо купили или сняли с трупа какого ни будь бундесверовца, два обычных лезвия, вилка, кусачки, шило. Сергей сунул нож в карман, отбросил рюкзак и принялся осматривать одежду, стараясь все же по возможности поменьше прикасаться к останкам неизвестного сталкера. Это был именно сталкер – вся одежда разная, местами заштопанная вручную – явно не казенная форма. Вытащил из нарукавного кармашка ПДА с разбитым экраном, нажал пару клавиш. Никакой реакции. Естественно, лежит тут чертову уйму времени. Выпотрошил то, что осталось от двух пачек сигарет из поясной сумочки. Часы старые командирские. Кажется, такие выпускали еще в прошлом веке. Серега ухватился за отворот комбеза и перевернул скелет. Под ним оказался ржавый «Калашников» с металлическим откидным прикладом. Сергей поднял его, покрутил в руках и попытался передернуть затвор. Ничего, все приржавело насмерть. Жалко, автомат был бы сейчас намного сподручнее «Токаря». Он с сожалением положил автомат в траву, и, оглянувшись в последний раз на одного из тех, кому не повезло, двинулся туда, где на горизонте, виднелись столбы линии электропередачи и серой лентой пролегло шоссе. Несколько раз на глаза попадались собаки, по одной-две, близко не подходили, значит уже давно поняли что от двуногих до поры до времени стоит держаться подальше. Детектор прилежно фиксировал малейшие отклонения от намеченного курса двигаться было вовсе не сложно, знай, поглядывай по сторонам. Воздух был какой-то странный, сухой, неприятный, хотя небо было затянуто низкими свинцовыми тучами, вот-вот, казалось, готовыми разразиться дождем. Сергей поторапливался, если все же дождь пойдет – то неохота оказаться под открытым небом, а тем более, если мутанты появятся. Тут деревьев нет. До дороги он добрался за часа полтора, местность вокруг была изрезана ложбинами и оврагами, куда он предусмотрительно спускаться не рискнул, опасаясь влететь прямо в логово слепых псов или кабанов. Асфальт оказался серым и потрескавшимся, местами, особенно ближе к обочинам, потрескался и в трещинах обильно проросла трава. Сереге в который уже раз подумалось, что Зона схожа с каким-то огромным неизученным организмом, который пришел неизвестно откуда и неизвестно уйдет ли когда ни будь, который яростно отстаивает захваченные земли, стремясь прогнать, изжить малейшие памятки о ее старых хозяевах. Зона медленно и неумолимо поглощала все что осталось от людей, то, что она была в состоянии изменить – она изменяла до полной неузнаваемости согласно только ей ведомым законам, а то, что не могло или не желало меняться подвергалось планомерному уничтожению. Зона как раковая опухоль, которую уже невозможно было вырезать, ставшая неотъемлемой частицей гигантского существа по имени планета Земля.
И в какую сторону, интересно, идти? Шоссе убегает идеально ровной стрелой до горизонта в обе стороны. Мурый говорил, нужно будет миновать пару деревень, знать бы в какой они стороне. Духота, с ума сойти можно, и угораздило же рвануть когти в туфлях – теперь ноги гудят. Сергей сплюнул и пошел налево, справедливо рассудив, что налево ему как-то по жизни было привычней. Усмехнулся. Это же надо, он даже не потерял способности шутить после прошлой ночки. Хотя на самом деле инстинктивно выбрал маршрут примерно уводящий вглубь Зоны, подальше от периметра. Сергей шел по правой стороне дороги, тои дело косясь на детектор и посматривая по сторонам. Местность вокруг была совершенно пустая. Заброшенные поля и пашни по обеим сторонам от дороги протянулись одним бесконечным жухлым полотном, если бы не покосившиеся телеграфные столбы по обеим сторонам дороги и брошенная прямо в полях уборочная техника – можно было бы легко представить, что попал в какое-то пространственное измерение, где все время движешься по замкнутому кру…
Это что за хрень? Сергей остановился. Впереди были два обыкновенных столба линии электропередач, один провод был оборван и толстой мертвой змеей лежал в пыли, зато второй не пострадал. Его покрывала какая-то странная растительность, угольно черного цвета, свешиваясь до земли, едва заметно покачивающаяся на легком ветерке. Взглянув на это поближе Сергей подумал, что больше всего это похоже… на волосы. Именно на невероятной длины волосы, спутавшиеся в грязные космы и прораставшие, похоже, прямо из столбов и провода. Видимо, это один из феноменов. Сергей оглянулся по сторонам и не заметив ничего подходящего, вытащил свой старый китайский ножик, отошел подальше и бросил его в волосы. Он и сам не понимал, зачем ему это понадобилось, но не покидало чувство интереса, чувство того, что что-то может произойти…
Фш-ш-ш! Ножик на миг разметал пряди и упал на асфальт в паре шагов впереди. Сергей подошел поближе, присел и удивленно покрутил головой. От пластиковой рукоятки ножа еще поднимался едва заметный дымок, сама же она выглядела так, словно по ней прошлись пучком раскаленных добела металлических прутьев, оплавлена и располосована, и на лезвии также остались глубоко протравленные полосы. М-да, руками явно лучше не касаться.
Сергей еще раз посмотрел на «пряди», мирно покачивавшиеся на проводах и пошел дальше, ножик он оставил валяться на дороге, к чему-то приспособить его уже нельзя, да и мало ли, что… Вдруг эта штука заразная.
Дорога ложилась под ноги, стояла совершеннейшая тишина. Несколько раз на пути ему попадались странные зверьки – похожие на крыс, с удивительной ловкостью прыгавшие на задних лапках, высотой не более полуметра. Стайки с писком разбегались при его появлении, исчезая в траве. Серега посмотрел на часы – 11 часов. Он присел у обочины на старую корягу и перекусил рыбными консервами, запив их тепловатой водой из бутыли. Закурил сигарету и сидел так, некоторое время, смакуя дымок. Пока до его слуха не донесся странный звук. Звук был очень знакомым, но странность была в том, что этого тут никак не должно было быть. Сергей кувыркнулся в траву, проворно отползая с дороги. Сбросил со спины выпиравший мешок, вытащил ТТМ и взвел курок. Звук мотора нарастал, но дорога оставалась чистой. Автомобиль появился из маленькой рощицы слева, ехал со скоростью примерно около 40 километров в час, подпрыгивая на кочках и рытвинах, рыская из стороны в сторону. С хрустом сломал тяжелым бампером молодое деревце и в облаке пыли вылетел на дорогу. Это оказался армейский патрульный джип с открытым верхом, где в треноге покачивался тяжелый пулемет, борта покрывала грязь и вмятины. С того места где лежал Сергей нельзя было рассмотреть деталей, но и так было видно, что автомобиль набит трупами. Два тела в натовской форме, в касках с белыми буквами ООН лежали в кузове, подпрыгивая вместе с машиной на ухабах, один перевалился через бортик, и его рука мертво болталась в воздухе. Водитель повалился лицом на руль и было совершенно непонятно как джип вообще передвигается. Сереге стало действительно страшно. Машина, ревя мотором, описала полукруг и взвизгнув покрышками, унеслась в ту сторону, откуда Серега пришел. Он полежал до тех пор, пока звук мотора не растворился вдалеке и только тогда осмелился подняться. В голове был полнейший сумбур – он только что встретился с одной из загадок Зоны, видел явление никак не укладывающееся в рамки всех законов природы и существования. Машина с мертвым водителем, он даже не мог себе представить что такое может быть возможно.
Он так и шел еще около часа, размышляя на эту тему, когда впереди показались дома. Детектор молчал, указывая что рядом нет никого живого. Деревня приближалась с каждым шагом. Теперь уже можно было разглядеть страшные следы запустения и разрухи повсюду. Темные покосившиеся домики, сгрудившиеся вдоль обеих сторон дороги смотрели вперед слепыми провалами окон и дверей, зияли проломами в стенах и прохудившихся крышах, обрамленные покосившимися заборами. Прямо на дороге кое-где лежали остатки мебели, скорее всего оставленной во время эвакуации. ПДА тревожно звякнул, на экране высветилась желтая точка впереди. Аномалия. Сергей перевел взгляд с детектора на улицу. Ничего не видно. Впереди просто пыльная дорога, стиснутая с обеих сторон кирпичными заборами, и метрах в 40-ка виден ржавый корпус автомашины. Он сделал несколько шагов и детектор часто защелкал. Сергей присмотрелся к машине. Похоже на одну из старых «Волг». Изъеденный ржавчиной багажник, разбитые стекла, выхлопная труба отвалилась и лежит под просевшим днищем. А вот крыша выглядит так, словно по ней со всей силы ударил дубиной великан – смятая в плоский жестяной блин, находящаяся на уровне почти неповрежденного капота. Сергей посмотрел по сторонам и подобрал камешек. Это чрезвычайно напоминало гравитационный концентрат, о котором он слышал по телевизору. Их еще называли «комариными плешами». Интересно, почему комариными. Он коротко размахнулся и бросил камешек в машину. Обломок кирпича цокнул о дверцу и упал на асфальт. Ничего не произошло. Тогда Сергей подобрал

Категория: Рассказы, повести, эссе. | Просмотров: 149 | Добавил: redrik | Рейтинг: 5.0/1 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
WWW:
Код *:

Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Сентябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Поиск
Google
MP3 плеер
Мини-чат
Погода в зоне
Друзья сайта
Статистика
статистика сайта
Сейчас на сайте всего: 15
Заглянувших: 12
Сталкеров: 3
Dr_Jekill, MRAk
Copyright Stalker-Zone.Ru © 2007-2009